Главная страница

«Нет выше той любви, чем если кто положит душу свою за други своя»



Скачать 141.8 Kb.
Название«Нет выше той любви, чем если кто положит душу свою за други своя»
Дата12.02.2016
Размер141.8 Kb.
ТипКлассный час

МОУ Подгоренская СОШ

Калачеевского р-на

Воронежской области

Открытый классный час для учащихся старших классов

Тема: «Нет выше той любви, чем если кто положит душу свою за други своя».

Классный руководитель 11 класса - Усова Л.Н.

2010 год

Цель:

1. Знакомство с историей Русской православной Церкви основанной на фактах и событиях Великой Отечественной войны.

Задачи:

1. Учиться видению окружающего мира. Знакомиться с русской православной культурой и историей ВОВ.

2. Прививать любовь к Родине, русским православным и народным традициям.
Зал украшен цветами. На стенах рисунки детей на военную тематику. В центре икона Христа Спасителя. Справа от иконы изображение Родины-Матери, слева – интерактивная доска для показа презентаций.
Эпиграф

«Народ поднимался на защиту своего Отечества и во времена Куликовской битвы, и в смутное время, и во времена Отечественной войны 1812 года и помнил слова Христа Спасителя: «Нет выше той любви, чем если кто положит душу свою за други своя».

(Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II) [1]

Слайд №2

Звучит песня «Священная война». Слайд№3

Ведущий 1:

В этом году наша страна отмечает 65летие Победы в Великой Отечественной войне. Сколько лет прошло, а всё болят сердца ветеранов, их жён и детей. Сколько лет прошло, а всё не заживают раны и душевные и телесные. За это время множество слов было сказано о войне, подвигах и сражениях, горе и потерях, но вряд ли многие из вас ребята знают о том, какую роль внесла Русская Православная Церковь в победу над врагом. И сегодня мы хотим рассказать о том подвиге, который во имя Родины понесли сотни монашествующих, церковно - и священнослужителей, в том числе награжденных орденами самого высокого достоинства.

Слайд №4

Чтец 1:

Подвиг есть и в сраженьи,

Подвиг есть и в борьбе;

Высший подвиг в терпеньи,

Любви и мольбе.

Чтец 2:

Если сердце заныло

Перед злобой людской

Иль насилье схватило

Тебя цепью стальной;

Если скорби земные

Жалом в душу впились, -

С верой бодрой и смелой

Ты за подвиг берись.

Чтец 3:

Есть у подвига крылья,

И взлетишь ты на них

Без труда, без усилья

Выше мраков земных,

Выше крыши темницы,

Выше злобы слепой,

Выше воплей и криков

Гордой черни людской. [2]

Ведущий 2:

После революции 1917 года на Церковь начались сильные гонения. Большинство священнослужителей было репрессировано. Однако, несмотря на это, на территории РСФСР, Украины, Белоруссии и других республик вера в Бога не угасала. А с началом войны коммунисты это ощутили воочию.

(Слайд №5)

«Когда уклонились от пути, который Он завещал им, то во многих войнах они потерпели весьма сильные поражения, отведены в плен, в чужую землю, Храм Бога их разрушен, и города их взяты неприятелями» [3]

Чтец 1:

Блажен, о Боже, в ком Твой свет.

Он соблюдётся цел Тобою

Тогда как, окружённый мглою,

В изрытый ров своей рукою

Злодей со скрежетом падёт.

Чтец 2:

Кто? Кто с мечом? Со мною рядом

Кто мне поборник из убийц?

Кто на гонителей вдовиц?

Никто, - всех взоры пали ниц,

И всех сердца страх облил хладом.

Чтец 3:

Никто – но Бог, Сам Бог со мной;

Сам Бог приемлет грозны стрелы,

Вселенной двигнет Он пределы,

Разрушит замыслы их смелы

И с тверди их сопхнёт земной. [4]

Ведущий 1:

Слайд №6

С призывом о защите Родины церковь выступила вместе с Местоблюстителем патриаршего престола митрополитом Сергием уже 22 июня 1941 г . в его послании к «Пастырям и пасомым Христовой Православной Церкви». Первоиерарх призывал православных русских людей «послужить Отечеству в тяжкий час испытания всем, чем каждый может», дабы «развеять в прах фашистскую вражескую силу». [5]

Ведущий 2:

Принципиальный, бескомпромиссный патриотизм, для которого не существовало различия между «советской» и национальной ипостасью схлестнувшегося с нацистским злом государства, определит деяния священноначалия и духовенства Русской Церкви на не оккупированной территории страны. Сложнее и противоречивее складывалась ситуация на занятых германскими войсками западных землях СССР. Немцы изначально сделали ставку на восстановление церковной жизни на оккупированных территориях, поскольку видели в этом важнейшее средство антибольшевистской пропаганды. Видели, очевидно, не без оснований. К 1939 г. организационная структура Русской Православной Церкви была практически разгромлена вследствие жесточайшего открытого террора. Из 78 тысяч храмов и часовен, действовавших в Российской империи до начала революционных событий, к этому времени осталось от 121 (по оценке О. Ю. Васильевой) до 350–400 (по расчетам М. В. Шкаровского). [5]

Ведущий 1:

Слайд №7

Уже с первых месяцев войны практически все православные приходы страны стихийно начали сбор средств в созданный фонд обороны. Верующие жертвовали не только деньги и облигации, но и изделия (а также лом) из драгоценных и цветных металлов, вещи, обувь, полотно, шерсть и многое другое. К лету 1945 г . общая сумма только денежных взносов на эти цели, по неполным данным, составила более 300 млн. руб. — без учета драгоценностей, одежды и продовольствия. Средства для победы над фашистами собирались даже на оккупированной территории, что было сопряжено с настоящим героизмом. Так, псковский священник Федор Пузанов под боком у фашистских властей умудрился собрать около 500 тыс. руб. пожертвований и передать их на «большую землю». Особо значимым церковным деянием стала постройка на средства православных верующих колонны из 40 танков Т-34 «Димитрий Донской» и эскадрильи «Александр Невский». [5]

Ведущий 2:

Слайд 8

Когда Германия и её союзники вторглись на территорию СССР, Ленинградская епархия одной из первых откликнулась на призыв главы Русской православной церкви патриаршего Местоблюстителя митрополита Сергия (Страгородского) — всеми силами выступить на защиту Отечества. Уже вечером 22 июня 1941 г. митрополит Ленинградский Алексий (Симанский) провёл службу в Никольском кафедральном соборе. В своей проповеди он говорил, что переживает чувство глубокой скорби за любимый город Ленинград. А 26 июля 1941 г. митрополит Алексий обратился к верующим Ленинградской епархии с посланием «Церковь зовёт к защите Родины», в котором отмечал, что «Война — священное дело для тех, кто предпринимает её по необходимости, в защиту правды... Потому-то Церковь и благословляет эти подвиги и всё, что творит каждый русский человек для защиты своего Отечества». Тысячи верующих ленинградцев ушли в те грозные дни на фронт. Духовенство ленинградских храмов утешало оставшихся прихожан, вселяло в них глубокую и непоколебимую веру в торжество правого дела. С надеждой и скорбью шли люди в храмы.

В город с фронта поступало множество раненых. Своё тепло и заботу раненым бойцам вместе с другими жителями города несли православные ленинградцы. В городской совет Красного Креста поступали десятки заявлений от религиозной общественности. Вот одно из них: «В минуту трудно переживаемых обстоятельств военного времени долг каждого гражданина идти навстречу Отечеству, к облегчению разного рода затруднений. Этому учит нас и религия наша. Исполняя завет Христа о любви к ближнему, представители верующих — «двадцатка» Князь-Владимирского собора выражает своё желание открыть в тылу лазарет для раненых и больных воинов... (Председатель церковного совета — Куракин И. 24 июля 1941 года)». [6]

Ведущий 1:

Слайд №9

Во время блокады Ленинграда действовали Александро-Невская Лавра, крупные соборы — Князь-Владимирский, Спасо-Преображенский, кафедральный Николо-Богоявленский, шли службы в кладбищенских храмах. В Казанском соборе и под ним, в подвале, был устроен детский сад. В сентябре 1941 г. участились налёты вражеской авиации. Во время служб всё чаще стали раздаваться сигналы воздушной тревоги. Сначала священнослужители и прихожане уходили в бомбоубежища, но после привыкли к отдалённым разрывам бомб, и служба не прерывалась. Особенно тяжело стало с наступлением зимы. Ни электроэнергии, ни керосина не было. Со всех сторон города пешком, по неубранным сугробам, в темноте добирались на утреннюю службу священнослужители. Ледяной ветер проникал через разбитые окна, гулял по храму. Зашивали окна фанерой, застывало масло в лампадках, коченели руки. Певчие пели в пальто, в валенках, едва держась на ногах от голода. Но служба шла без сокращений и поспешности. Даже в будничные дни подавались горы записок о здравии и за упокой.

Всё больше народа шло в ленинградские храмы. Как правило, богослужения сопровождались традиционными пожертвованиями на нужды раненых и семьям погибших. К 1943 г. Ленинградская епархия внесла в Фонд обороны более 3,5 млн рублей. [6]

Ведущий 2

Слайд №10

Потрясающим свидетельством положения ленинградцев во время блокады стали показания 27 февраля 1946г. свидетеля обвинения от СССР на Нюрнбергском процессе благочинного церквей Ленинграда протоиерея Николая Ломакина.

…«Как я уже сказал, вследствие невероятных условий блокады, вследствие непрерывных налётов немецкой авиации на город, вследствие артиллерийских обстрелов города количество отпеваний усопших дошло до невероятной цифры — до нескольких тысяч в день. Мне особенно сейчас хочется рассказать Трибуналу о том, что я наблюдал 7 февраля 1942 года. За месяц до этого случая, истощённый голодом и необходимостью проходить большие расстояния от дома до храма и обратно, я заболел. За меня исполняли обязанности священника мои два помощника. 7 февраля, в день Родительской субботы, перед началом Великого поста, я впервые после болезни пришёл в храм, и открывшаяся моим глазам картина ошеломила меня — храм был окружён грудами тел, частично даже заслонившими вход в храм. Эти груды достигали от 30 до 100 человек. Они были не только у входа в храм, но и вокруг храма. Я был свидетелем, как люди, обессиленные голодом, желая доставить умерших к кладбищу для погребения, не могли этого сделать и сами обессиленные падали у праха почивших и тут же умирали. Эти картины приходилось наблюдать очень часто» [7]

Ведущий 1:

Учитывая героический вклад ленинградского духовенства в общенародную борьбу с врагом, Президиум Верховного Совета СССР неоднократно принимал решения о награждении особо отличившихся священнослужителей. 11 октября 1943г. группа православных священнослужителей была награждена медалью «За оборону Ленинграда». Впервые за годы Советской власти совершалось награждение священников, притом боевой наградой. Тем самым официально признавались их патриотические заслуги. [8]

Ведущий 2

Слайд №11

В сентябре 1943 года состоялась встреча Сталина с тремя митрополитами. На встрече присутствовали местоблюститель патриаршего престола митрополит, впоследствии Патриарх Сергий (Страгородский) и митрополиты Николай (Ярушевич) и Алексий (Симанский), будущий патриарх Алексий I. На этой знаменитой встрече в сентябре 43 года они получили предложения, о которых не могли и мечтать, т. е. им разрешили все. Началось открытие храмов.

Слайд №12

Это добавило силы верующим людям России. Ведь не зря сказано в Священном Писании «И они будут, как герои, попирающие врагов на войне, как уличную грязь, и сражаться, потому что Господь с ними, и посрамят всадников на конях». [9]

Ведущий 1:

Слайд №13

На территории оккупации нелегкий подвиг взял на себя один из ближайших помощников митрополита Сергия (Страгородского) экзарх Прибалтики Сергий (Воскресенский). Он единственный из действующих архиереев канонической Русской Церкви остался на оккупированной территории. Под руководством митрополита Сергия в дальнейшем на занятых землях была развернута широчайшая деятельность церкви. По благословению владыки в августе 1941 г . на территории Псковской, Новгородской, Ленинградской, Великолукской и Калининской областей была создана Духовная миссия, которой удалось к началу 1944 г. открыть около 400 приходов, на которые были поставлены 200 священников. При этом большая часть духовенства оккупированных территорий более или менее явно выражала свою поддержку патриотической позиции московского священноначалия.

Слайд №14

Многочисленны случаи казни нацистами священников за чтение в храмах первого послания митрополита Сергия (Страгородского). По всей России, и в Белоруссии, и на Украине – во всех храмах произносилось имя Митрополита Сергия, тайно читалась молитва о победе Русского воинства. Калуга… Истра… Клин… И так по всему Подмосковью. Курск… Орел… Расстрелян священник Тихон Орлов. Киев… За чтение первого послания Митрополита Сергия казнены архимандрит Александр (Висняев) и протоирей Павел Остренский. За отказ от служения молебнов в честь германской армии и за призыв к населению сопротивляться насильственной эвакуации немцы расстреляли протоирея Александра Петрова в Гатчине, священника Суслина (село Орлино) и священника Николая Воробьева из села Югостицы Лужского района. Нам с вами невозможно назвать всех и вся.

Ведущий 2:

Слайд №15

Особая страница русской церковной истории военной поры — помощь партизанскому движению. В январе 1942 г . в одном из своих посланий к пастве, оставшейся на оккупированных территориях, Патриарший местоблюститель призывал людей оказывать всяческую поддержку подпольной борьбе с врагом: «Пусть ваши местные партизаны будут и для вас не только примером и одобрением, но и предметом непрестанного попечения. Помните, что всякая услуга, оказанная партизанам, есть заслуга перед Родиной и лишний шаг к нашему собственному освобождению из фашистского плена». Этот призыв получил очень широкий отклик среди духовенства и простых верующих западных земель — более широкий, чем можно было бы ожидать после всех антихристианских гонений довоенной поры. И немцы отвечали на патриотизм русских, украинских и белорусских батюшек нещадной жестокостью. За содействие партизанскому движению, к примеру, только в Полесской епархии было расстреляно фашистами до 55 % священнослужителей. [5]

Ведущий 1:

Слайд№16

Русская Православная Церковь внесла неоценимый вклад в Победу над фашистами. Множество священников было отмечено правительственными наградами. Множество солдат стали после войны священниками.

Слайд №17

Среди них Александр Петрович Смолкин. Родился 6 июля 1926 года на Алтае в крестьянской семье. Его юность прошла в суровые годы войны. В 17 лет, в 1943 году, Александр Смолкин ушел на фронт. Он воевал на 1-м Прибалтийском фронте. В начале 1944 года Александр Смолкин получил тяжелое ранение, был направлен в госпиталь в Горький, где пробыл несколько месяцев. После выздоровления Александр вернулся в строй и продолжал воевать. Войну он закончил в Германии. Старший сержант Александр Смолкин был награжден медалями «За взятие Будапешта», «За взятие Вены», «За победу над Германией», польской медалью. После войны Александр Смолкин еще несколько лет служил в армии и демобилизовался в 1951 году.

Ведущий 2

Слайд №18

Приехав в Новосибирск, по благословению Владыки Варфоломея, с 1952 года Александр Смолкин проходил клиросное послушание, а затем стал псаломщиком в Вознесенском кафедральном соборе. 7 апреля 1955 года рукоположенный на Благовещение во диакона митрополитом Варфоломеем отец Александр начал свое служение как священнослужитель в главном храме Новосибирской епархии. 1 ноября 1959 года епископ Новосибирский и Барнаульский Донат рукоположил отца Александра в сан иерея. Практически все священническое служение отца Александра прошло в Новосибирском Вознесенском кафедральном соборе. На протяжении почти трех десятилетий он был штатным священником, ключарем настоятелем. Несколько поколений православных новосибирцев хорошо знали, уважали и любили протоиерея Александра. Многолетнее служение отца Александра было отмечено священноначалием Русской Православной Церкви. Он был удостоен правом ношения митры, награжден орденами святого Равноапостольного князя Владимира и преподобного Сергия Радонежского. Более чем через 50 лет после представления отца Александра нашла еще одна его фронтовая награда – медаль «За отвагу». К ней отец Александр был представлен за мужество в том бою, когда получил ранение. Скончался протоиерей Александр Смолкин 29 октября 2002 года и был погребен на Заельцовском кладбище в Новосибирске. [10]

Ведущий 1

Слайд №19

Памятник детям в Вырице долгое время был единственным в России и напоминает не только о детях-узниках минувшей войны, но и о тех, кто им помогал выжить. Через реку, почти напротив лагеря, стоит в Вырице с 1914 года храм во имя Казанской иконы Божией Матери. Уцелевшие лагерные дети помнят о молитвеннике иеросхимонахе Серафиме Вырицком и дают немало свидетельств молитвенного служения старца в годы войны. "Это был замечательный человек. В войну он уже лежал, а последние шесть лет почти не вставал. А сколько он сделал всем добра: успокаивал матерей, помогал детям. "Победа будет за нами", - часто повторял батюшка. "Для каждого он находил утешительное слово, а плохого старался не говорить, чтобы не огорчить, - рассказывает бывшая узница Н.Зеленина. Жил скромно. Ел мало, все время постился. Если ему что приносили в то голодное время, чтобы его поддержать, тут же отдавал нам, детям, или другим людям. Мы были у него несколько раз. Рассказывал он нам и о своей жизни, о поездках за границу, о встречах с людьми. Это было открытие мира, ведь мы, дети, ничего и ни о чем не знали. Батюшка много повидал, знал и, наверно, хотел вернуть детей к мыслям из обычной жизни и старался просветить, помочь". [11]

Ведущий 2

На Нюрнбергском процессе в качестве документальных свидетельств обвинения фигурировали данные о общем размере «ущерба по религиозным культам, включая инославные и нехристианские конфессии», который составил 6миллиардов 24миллиона рублей. Из приведенных в «Справке о разрушении зданий религиозных культов» данных видно, что наибольшее количество православных церквей и часовен было полностью разрушено и частично повреждено на Украине — 654 церкви и 65 часовен. В РСФСР пострадали 588 церквей и 23 часовни, в Белоруссии — 206 церквей и 3 часовни, в Латвии — 104 церкви и 5 часовен, в Молдавии — 66 церквей и 2 часовни, в Эстонии — 31церковь и 10 часовен, в Литве — 15 церквей и 8 часовен и в Карело-Финской ССР — 6 церквей. Общий размер ущерба составил 6 млрд. 24 млн. рублей, то ущерб Русской Православной Церкви достигает примерно 3млрд. 800тыс. рублей. [7]

Слайд №20

Если верующие верны Богу, то Господь всегда помогает одержать победу, даже несмотря на многократное численное превосходство неприятеля. В таком случае война становится способом явить силу Божию и прославить Господа и истинную веру, в том числе и перед лицом врагов-иноверцев. «ибо не от множества войска бывает победа на войне, но с Неба приходит сила.» [12]

Ведущий 1.

Ребята, сегодня мы познакомили вас лишь с небольшими эпизодами о Великой Отечественной войне и роли Церкви в её Победе. Надеемся, что услышанное оставит след в ваших сердцах.

И закончить наш классный час мы хотим словами и Л.Афанасьева «Суровый гнев души своей уйми».

Чтец:

Суровый гнев души своей уйми!

Не проклинай – проклятьем сердце губишь!

Не осуждай – и осужден не будешь

Ни Богом, ни людьми!

Сдержи свой гнев, обидою рожденный!

Забудь про месть и меч свой обнаженный

Не подымай на брата сгоряча:

Поднявший меч погибнет от меча.

Звучит песня «День Победы»

Источники и литература

[1] Высказывание Святейшего Патриарха Московский и всея Руси

Алексия II

[2] Стихотворение. А. С. Хомякова

[3] Книга Иудифи (5: 18)

[4] Стихотворение М.В. Ломоносова

[5] Сайт "Православие и мир"
[6] «Русская православная церковь в блокадном Ленинграде» Юрий
Бахныкин

[7] Нюрнберский процесс. Сборник материалов. Т. 1. М., 1955.

С. 772—773.

[8] Костин Б. За другие своя // Журнал Московской Патриархии. 1993. № 12. С. 29—30; Якунин В. За веру и Отечество. Самара, 1995. С.44.

[9] Книга Пророка Захарии (10: 5).

[10] Сайт Новосибирской епархии Шабунин Е.А.

[11] http://www.piter.orthodoxy.ru/pspb/n144/ta007.htm

[12] Первая книга Маккавейская (3: 19).

[13] Л.Афанасьев Стихотворение «Суровый гнев души своей уйми».